Сервис обратного звонка RedConnect
Boadicea смотрит на Восток: интервью с Кристианом Провенцано и Дэвидом Криспом

Boadicea смотрит на Восток: интервью с Кристианом Провенцано и Дэвидом Криспом

Кристиан Провенцано – парфюмер с большой буквы, признанный мастер своего дела. На его счету почти сотня композиций, созданных для Agent Provocateur, Clive Christian, Penhaligon`s, Jo Malone, By Kilian и, конечно же, Boadicea the Victorious. Его фирменный стиль – европеизированный Восток, классическая форма, наполненная богатым содержанием. Такова и новинка от Boadicea the Victorious под названием Tiangou. Её вместе с директором и владельцем марки Дэвидом Криспом (David Crisp) Кристиан приехал представить в Москву –  так мне удалось побеседовать с двумя главными для Boadicea людьми.

 

Christian Provenzano in Moscow

Кристиан Провенцано, парфюмер Boadicea the Victorious

 

Кристиан родился в 1953 году в городе Касабланка, Марокко, в итальянской семье. В 17 лет он покинул родину, отправившись на поиски приключений в Европу – в Испанию, а затем в Париж. В 1971 году судьба привела Кристиана в Амстердам, где он начал работать лаборантом в голландской фирме Maschmeijer Aromatics. Вскоре руководству компании и самому Кристиану стали очевидны его способности к распознаванию ароматов – молодой человек продолжил обучение в Школе Парфюмеров в Наардене, Голландия, после чего вернулся в Maschmeijer на полноценную должность парфюмера, получив возможность творить.

В 1974 году Провенцано решил перебраться в Англию, где устроился на работу в компанию Zimmermann & Hobbs в Милтон-Кинс. Через 8 лет он перешёл в компанию Fitsche Dodge & Olcott (FDO UK). За годы работы в FDO Кристиан заслужил репутацию выдающегося, смелого парфюмера.

Свою карьеру в CPL Aromas Кристиан Провенцано начал в 1989 году с должности старшего парфюмера, затем был назначен Глобальным Директором по Парфюмерии. Так он получил возможность развивать контакты с новыми клиентами, которые вслед за коллегами высоко оценили не только его талант, но и безусловное обаяние. Именно работая в CPL, Кристиан создал ароматы, упомянутые выше.

В настоящее время он работает в Дубае, в новом ближневосточном подразделении CPL. Получив возможность изучать уникальные ингредиенты, характерные для этого региона и столь популярные в последнее время, Кристиан стал специалистом в сегменте Восточных ароматов, создав немало композиций для местных компаний: Arabian Oud, Ajmal, Rasasi, Swiss Arabian. В этом году он представил собственный бренд – Christian Provenzano Parfums с подборкой собственных оригинальных и удивительных парфюмерных находок.

Будучи Глобальным Директором, Кристиан возглавляет команду из 30 парфюмеров, работающих в подразделениях CPL по всему миру – в Англии, Франции, Германии, ОАЭ, Гонконге, Колумбии и США. Он любит путешествовать и с удовольствием делится знаниями и опытом с коллегами и журналистами.

Boadicea The Victorious Tiangou

Tiangou Boadicea the Victorious

2018 год

Парфюмер: Кристиан Провенцано (Christian Provenzano)

Верхние ноты: шафран, кардамон, гвоздика, корица и ром
Средние ноты: герань, гелиотроп и дамасская роза
Базовые ноты: мускус, амбра, кожа, пачули, ваниль, кастореум, табак и мох

 

ИГОРЬ: Сегодня вы представляете новый аромат. Расскажите немного о нём.

ДЭВИД: Это пятый аромат нашей Зодиакальной коллекции (Chinese New Year). В этом году по китайскому календарю мы отмечаем год собаки, и мы назвали наш аромат Tiangou (Тяньгоу), так зовётся собака из китайской мифологии. Китайцы ещё называют её Небесной собакой. И если вы посмотрите на флакон, то увидите на щите это мифическое существо, поглощающее луну. Немного необычная история, но мы поняли, что она идеально передаёт дух и стиль Boadicea. Пять лет назад мы выпустили Valiant, после него – Golden Areas, Hanuman, Abraxas и сейчас мы выпускаем Tiangou. Так что через семь лет у нас будет полный китайский зодиак.

Boadicea The Victorious Tiangou

ИГОРЬ: Как бы вы охарактеризовали этот аромат?

КРИСТИАН: Он амбровый, слегка дымный и одновременно зелёный, в нём много натуральных компонентов, как и в других ароматах Boadicea. В нём очень высокая концентрация ароматических веществ: 25%.

ДЭВИД: Чистый парфюм. Он очень мощный. Boadicea никогда не делает ничего по концентрации ниже, чем Eau de Parfum. Обычно у наших ароматов концентрация 15, 20, 25 и даже 30%.

ИГОРЬ: Похоже, несмотря на название, с таким релизом в китайский рынок вы не метите...

ДЭВИД: Этот аромат был разработан специально для российского рынка и продаётся исключительно в вашей стране. И я думаю, вы будете удивлены, но ароматы Boadicea неплохо себя чувствуют и в Китае. Скорее, не столько из-за самих композиций, сколько из-за флаконов. Китайцам очень нравится их дизайн и экслюзивность, но что ещё важнее, так это то, что за последние 4-5 лет китайцы стали больше разбираться в ароматах, и не только в люксовых, но и в нишевых. Я знаю, что Jo Malone как бренд делает большие успехи на китайском рынке…

КРИСТИАН: Да и вкусы в Китае тоже меняются.

ИГОРЬ: Я видел много китайцев на выставке Esxence 2018 в Милане. Они активно изучали ароматы по-настоящему нишевых брендов. Да, они действительно ищут что-то новое.

ДЭВИД: Верно. Но пока китайцы склонны покупать ароматы из-за имён и логотипов брендов. Они активно закупаются в Selfridges, особенно во время скидок. Как только двери открываются, они прямиком направляются к стендам Yves Saint Laurent и им подобным. Поэтому мы стараемся сделать так, чтобы бренд Boadicea в Китае стал более узнаваемым.

 

David Drisp CEO of Boadicea

Дэвид Крисп, директор и владелец Boadicea the Victorious

 

КРИСТИАН: Вообще, есть два вида китайцев. Одни интересуются твоей парфюмерией, а другие – берут и копируют её. (смеётся)

ИГОРЬ: Насчёт подделок. Вы наверянка сталкивались с такой проблемой?

ДЭВИД: Разумеется. Много кто копирует наши ароматы. Я был в Кувейте две недели назад, и почти каждый арабский бренд копирует Complex и Blue Sapphire. Причём, они это делают совершенно открыто. Впрочем, местные потребители прекрасно чувствуют разницу. В этом смысле особой проблемы нет. В странах Персидского залива есть несколько компаний, копирующих наши ароматы. В ОАЭ есть один бренд, который копирует даже наши флаконы. У них есть флакон Blue Sapphire в объёме 75 мл (прим.: таких флаконов у марки не бывает). Флакон действительно похож и даже его содержимое пахнет как Blue Sapphire. Однако через 10 минут от аромата не остаётся и следа. У меня есть забавная история на этот счёт. В Абу-Даби мне такие господа  в лицо сказали, что они официальные партнеры нашего бренда. Они не знали, кто я такой. Я нашел фабрику в Китае, которая штампует эти подделки.…

ИГОРЬ: И как вы с ними боретесь?

ДЭВИД: Говорим людям правду. Все эти ароматы настолько дешёвые, что никто не может гарантировать, что они не вредны для здоровья. Мы не знаем, что там намешано и соответствуют ли компоненты международным нормам и регламентам. Мы понимаем, что это отчасти знак нашего успеха: чем популярнее наши духи, тем больше людей пытаются их скопировать. Так что это палка о двух концах. Но, повторюсь, мы убеждены, что наши клиенты прекрасно чувствуют разницу.

 

ИГОРЬ: Подделки – признак успеха. Это странно, но такова жизнь. Хорошо. Скажите, все ароматы Boadicea созданы Кристианом Провенцано?

ДЭВИД: Первоначальная коллекция состояла примерно из 30-40 ароматов и была создана в основном Джоном Стивеном (John Stephen), однако последние семь лет мы работаем исключительно с Кристианом. Так он создал около 80 ароматов для Boadicea the Victorious.

Boadicea The Victorious

ИГОРЬ: 120 композиций! Фантастическая цифра. Старые ароматы были переформулированы Кристианом?

ДЭВИД: Нет, Джон Стивен продолжает из производить. Он мой очень хороший друг. Помню, была деловая встреча с участием его и моих деловых партнёров, и один из них сказал: "А, Господин Сложность (Mr. Complex)”. Поэтому в наших кругах он известен как Господин Сложность. Что касается 120 композиций, у нас действительно много ароматов, но вместе они нигде не представлены. Даже в Harrods и Selfridges мы продаем только 27-28 ароматов.

ИГОРЬ: Как вы решаете, в каком магазине продавать те или иные ароматы?

ДЭВИД: Мы с Кристианом встречаемся 4-5 раз в году, чтобы он показал мне свои наработки, 6-7-8 ароматов. Во время встречи я записываю свои впечатления. Я могу написать: этот подойдёт для России, этот – для Selfridges. И затем я прошу своих сотрудников честно высказать своё мнение. После, если я ищу что-то для России, я высылаю образец своему российскому дистрибьютору, чтобы узнать, будет ли он соответствовать вкусам российских покупателей или нет.

 

ИГОРЬ: Какие, по-вашему мнению, ароматы подходят российской публике? Какие ваши ароматы наиболее популярны в нашей стране?

ДЭВИД: Самый популярный Angelic, затем идут Ignite, Imperial, Ardent и, конечно же, эксклюзивный Valiant. В целом, Blue Sapphire продаётся вполне успешно по всему миру. Пожалуй, он мой любимый.

КРИСТИАН: И мой! (смеется)

Christian Provenzano in Moscow

ИГОРЬ: Кристан, вы создали так много совершенно разных ароматов: от Magnolia для Clive Christian, сбалансированной в традиционном стиле, до некоторых чрезвычайно необычных ароматов для Boadicea. У вас есть собственный стиль?

КРИСТИАН: Да, я думаю, что он у меня есть. До переезда в ОАЭ, где я живу уже 12 лет, я работал в Великобритании, поэтому в своём творчестве я позаимствовал лучшее из европейской парфюмерии и совместил его с лучшим из парфюмерии арабской. Сейчас популярна классическая парфюмерия с добавлением ингредиентов, присущих ароматам не только Персидского залива, но и Востока вообще. Я очень много путешествовал по Индии и Камбодже и провёл довольного много времени на плантациях уда, чтобы больше узнать как о процессе его дистилляции, так и о других деталях производства. Это весьма интересно.

ИГОРЬ: Много ли парфюмерных домов используют натуральный уд в своих ароматах?

КРИСТИАН: Настоящий уд в больших объемах используется на Ближнем Востоке. Но если вы посмотрите, например, на французские парфюмерные дома, вы увидите, что большинство брендов воспроизводят ноту уда с помощью других компонентов. Я на 100% уверен, что Kilian использует настоящий уд в своём Pearl Oud, потому что я создал этот аромат специально для его бутика в Дохе. Когда он там вышел, успех был невероятным, поэтому Килиан до сих пор покупает его у меня.

ИГОРЬ: Какие наиболее распространённые заменители уда используются в индустрии?

КРИСТИАН: Есть ряд компонентов, которые своим запахом немного напоминают уд, но они недостаточно аутентичны. Всё это не то. Ну, например, есть нагармота или циприол, в которых узнаются некоторые оттенки уда, однако вы должны дополнить их другими древесными нотами, шафраном и амбровым аккордом, чтобы достичь эффекта уда.

ИГОРЬ: В Pearl Oud уд настоящий?

КРИСТИАН: Конечно! Из Камбоджи.

 

ИГОРЬ: Вы родились в Марокко. Скажите, этот факт как-то повлиял на Ваши вкусы и Ваш стиль как парфюмера?

КРИСТИАН: Да, мне это помогло. С детства я был окружён ароматами всевозможных пряностей, трав и цветов. В Марроко выращивают апельсиновый цвет, мимозу и, конечно, королеву парфюмерии, розу. Разумеется, весь этот опыт, все эти чудесные воспоминания всегда со мною. В 17 лет я переехал из Марокко в Испанию, а из Испании – во Францию, в Париж, а уже из Парижа я перебрался в Амстердам, где начал изучать парфюмерное дело. Там я устроился на работу в голландскую компанию Maschmeijer Aromatics, которая уже не существует. Она покупалась и продавались так много раз…

ИГОРЬ: Вы прошли большой путь до вашего нынешнего места в CPL. Каково это, управлять тридцатью парфюмерами?

КРИСТИАН: Это не сильно влияет на мою главную деятельность: я продолжаю создавать ароматы. Как директор, я стараюсь помочь всем отделениям, когда я это могу сделать, мы обсуждаем различные проекты, каждый год мы устраиваем большие встречи, где собираемся вместе для обсуждения планов, новых идей и трендов.

 

ИГОРЬ: Как специалист по восточным ароматам, что вы можете сказать о развитии этого направления сегодня? Вам не кажется, что удовый тренд сбавляет обороты?

КРИСТИАН: Меня как раз недавно спрашивали об этом. Если честно, да, популярность уда уменьшается, но он всё ещё актуален и в дальнейшем он сохранит свои позиции на рынке. Разница лишь в том, что парфюмеры сейчас пытаются сочетать меньшее количество уда с большим количеством кожи, мускуса и амбры. Такой уд более мягкий, более носибельный, более привлекательный для широкой аудитории. Несколько лет назад в Великобритании я показывал настоящий уд своим эвалюаторам. Их реакция была: «Это отвратительно!».  А сейчас уд им нравится, особенно если он занимает правильное место в композиции. Потому что уд стал распространён – им пахнет от многих. Так что всё меняется, как вкусы, так и композиции с удом. Но уд точно не умрёт. К нему будут обращаться и дальше.

Christian Provenzano in Moscow

ИГОРЬ: Говорят, вы хорошо готовите и очень любите сам процесс готовки…

КРИСТИАН: О да! Да и поесть я люблю! (смеется)

ИГОРЬ: Могли бы сравнить процесс приготовления блюда с созданием аромата?

КРИСТИАН: Конечно. Помню случай, когда мы с Boadicea создали индивидуальный аромат для британского шеф-повара, который хотел пахнуть как составляющие его кулинарных творений. Там было три вида перца... Так что да, есть нечто близкое между этими процессами, как и между вкусом и обонянием.

 

ИГОРЬ: Обычно на создание блюда уходит не так уж много времени. С ароматами всё обстоит иначе. Скажите, какой у вас был самый долгий и самый короткий период создания аромата?

КРИСТИАН: Всё зависит от того, сколько пробных версий придётся создать. Иногда ты создаешь два или три варианта, и всё прекрасно. А иногда приходится делать десятки версий, прежде чем будет найден лучший вариант. Так что работа над ароматом может занять от одного до восьми месяцев. Но дело не только в самих ароматах.

ДЭВИД: Парфюм это гораздо больше чем просто аромат. Это ещё упаковка и множество других важных моментов. Например, если в определённый отрезок времени у нас нет необходимости в большом количестве запусков, мы просто оставляем некоторые композиции на будущее. Мы только что запустили один аромат в странах Персидского залива – он был создан где-то два с половиной года назад.

КРИСТИАН: Ещё это дело опыта. Чем дольше ты занимаешься парфюмерией, тем легче тебе создать нужный аккорд. Например, когда я был только начинающим парфюмером, мне приходилось создавать по пятьдесят пробных вариантов аккорда, чтобы добиться искомого результата. Сейчас у меня всё получается со второй или третьей попытки.

 

ИГОРЬ: Вам нравятся простые ароматы, составленные всего из нескольких компонентов, или же Вы предпочитаете сложные композиции? Некоторые говорят, что Magnolia была создана из двухсот ингредиентов.

КРИСТИАН: Я знаю. Я лично предпочитаю простые формулы ароматов сложным, потому что если ты переусердствуешь, ты начнёшь добавлять в аромат то, что уже никак не влияет на основной аккорд. Например, когда мы работали с Килианом, он настаивал на том, чтобы в аромате не было больше двадцати пяти – сорока ингредиентов, тогда как для Clive Christian чем больше компонентов, тем лучше. Я считаю, что в аромате должны быть верхние ноты, сердце и база и ничего между ними! Нужно добавлять в аромат только те ингредиенты, которые объективно делают композицию лучше. Это моё кредо.

 

ИГОРЬ: Какими из своих ароматов вы по-настоящему гордитесь?

КРИСТИАН: Agent Provocateur. За него я получил премию FiFi. Я был действительно рад этой победе. И конечно же некоторые из Boadicea, например, Blue Sapphire. Это уникальный аромат и он хорошо продаётся по всему миру. И не стоит забывать о Clive Christian…

ИГОРЬ: Каких из них?

КРИСТИАН: Хороших. No. 1, X Men, 1872.

ИГОРЬ: Ничего себе! Они сделаны вами?

КРИСТИАН: В вашей энциклопедии некоторые из них идут под именем Гезы Шона (Geza Schoen), так? Эта информация не на 100% верна. Долгая история.

 

ИГОРЬ: Хорошо. Мой последний вопрос: если бы вы могли встретиться с любым человеком из парфюмерной индустрии, уже ушедшим из жизни, кто бы это был?

КРИСТИАН: Бернар Шант (Bernard Chant) из IFF. Он был выдающимся парфюмером. Мне так и не представилась возможность с ним встретиться, потому что, когда он ушёл, я был только начинающим парфюмером. Его работы безупречны. Есть ещё один ныне здравствующий парфюмер, чей стиль мне нравятся. У его ароматов очень простые формулы, но при этом в целом его ароматы гораздо больше своих составляющих. Его имя Мишель Альмерак (Michel Almairac). Их минимализм чудесен, их исполнение гениально.

ИГОРЬ: Благодарю вас за интервью. Для меня было большой радостью встретиться с вами здесь, в Москве.

ДЭВИД и КРИСТИАН: Спасибо, Игорь.

Нет комментариев

Удивительно, но никто не оставил ни одного комменатрия. Вы можете стать первым!

Написать комментарий