Сервис обратного звонка RedConnect
Francesca dell’Oro Black Series: жасмин, тубероза, роза

Francesca dell’Oro Black Series: жасмин, тубероза, роза

Весной 2017 года, во время ежегодной парфюмерной выставки Esxence, итальянский бренд Francesca dell’Oro анонсировал для своих партнёров и журналистов выпуск капсульной коллекции Black Series, ставшей новой страницей в истории марки и раскрывающей её характер с неожиданной стороны. До осеннего сезона, начинающегося со второй ежегодной парфюмерной выставки Pitti Fragranze, подробностей о новых ароматах было немного. Но одна из них (и, на мой взгляд, самая главная) заранее обеспечила интерес профессионалов индустрии и любителей парфюмерии во всём мире: для работы над «Чёрной Коллекцией» Франческа пригласила парфюмера Бертрана Дюшофура, отказавшись от сотрудничества с парфюмерами компании Robertet, создававшими композиции для основной коллекции.

К числу характерных особенностей ароматов Francesca dell’Oro можно отнести некоторую акварельность, мягкий характер и утонченную, нежную душу, заключённую в каждой композиции. Однако дизайн флаконов, сочетающих в своем внешнем виде черты ар-деко, кубизма и флорентийского маньеризма, создаёт заметный контраст, благодаря множеству четких граней и общей фантазийной геометричности. Подсказки о характере ароматов Дель Оро оставляет в мягкой пастельной окраске содержимого флаконов и в комплементарном им цветовом оформлении внешней упаковки.

1.jpg

Капсульной коллекцией Black Series бренд берёт новый курс, ориентированный на яркость, цвет и роскошь. Разумеется, черный цвет нередко становится для дизайнеров (а нам известно, что Франческа — наследница ювелирного бизнеса, много лет посвятившая работе в индустрии дизайна и моды) воплощённым синонимом роскоши, элегантности, строгости и таинственности. Однако очередной контраст можно заметить и здесь: в чёрные флаконы, форма которых, к слову, идентична форме флаконов основной коллекции, помещены три цветочных композиции, посвящённые классическим цветам: розе, жасмину и туберозе. Концепция Black Series основана на парфюмерной интерпретации «замороженных» цветов, помещённых в традиционную для итальянской парфюмерии средиземноморскую атмосферу.

Я твёрдо уверен в том, что Бертран Дюшофур — один из тех парфюмеров, к которым необходимо обращаться креативному директору, ищущему яркости, нетривиальности и многослойности, или же просто решившему сказать новое слово в парфюмерном искусстве. Лёгкость и сложность работы с Дюшофуром заключаются в том, что парфюмер дает желаемое, четко следуя брифам и пожеланиям заказчика. Яркий, многослойный, нетривиальный аромат — результат яркой, сложной, нетривиальной идеи. Это философия парфюмера и его рабочий подход. Если бриф будет содержать всего четыре слова «хочу шедевр парфюмерного искусства», то из этого решительно ничего не получится. Знает ли Франческа дель Оро, чего она хочет от одного из величайших парфюмеров современности? Давайте посмотрим.

Ice Yasmill

Основную тему композиции Ice Yasmill Бертран Дюшофур изобразил двумя видами жасмина (египетского и самбака) и цветком гвоздики. Ничуть не изменив своему узнаваемому стилю, он уравновесил интенсивное звучание цветов кисло-сладким персиковым аккордом и бархатистой абрикосовой лактонностью, достигающей финальной фазы аромата и закрепляющейся там при помощи мускуса, обладающего схожей структурой.

Самым интересным в Ice Yasmill кажется, на мой взгляд, процесс «замораживания» цветов. Холодный и пронизывающий эффект обеспечивает пряный аккорд, главную роль в котором играет тмин, знакомый большинству из нас хотя бы по кулинарии. Ольфакторный профиль тмина обладает ментоловыми и камфорными оттенками, достаточно тонкими и изящными, чтобы успешно решить поставленную задачу. Однако парфюмер счел необходимым укрепить его перцем, одновременно создающим и древесное звучание, и эффект свечения. Сложная работа с пряностями, использованными не совсем в традиционной для них роли, делает Ice Yasmill действительно интересным, хоть и не явно жасминовым — фруктовое благоухание пусть и не нарушает цветочного характера аромата, но порой всё же перетягивает на себя внимание. Слитное, гармоничное, глубокое звучание цветов, пряностей и фруктов раскинулось поверх морских волн и купается в потоках солёного ветра, словно изящный и юркий золотой чёлн, украшенный охапками белых цветов и пущенный в море во время праздничного ритуала в честь богини Флоры.

2.jpg

Со временем Ice Yasmill проявляет свой шипровый характер. Благодаря деликатному, но ощутимому тону пачули, композиция обретает четкие грани — он усиливает яркость цветов и фруктов и оттеняет пряности, чьи древесные характеристики словно сливаются с естественным древесным характером пачули. Здесь кроется одна особенность: начиная со средней фазы, аромат живо напоминает Paradis Lointains от французского дома Olibere Parfums — еще одну работу Бертрана Дюшофура, в России незаслуженно обойдённую вниманием как со стороны прессы, так и со стороны потребителей. В своё время я влюбился в этот аромат белых цветов и тропических фруктов, сложный, изысканный, ни на что не похожий — настоящий шедевр позднего творчества парфюмера. И вдруг появляется Ice Yasmill, похожий на Paradis Lointains настолько, что досадного сходства просто невозможно не заметить. Стал ли он от этого хуже? Разумеется, нет. Это прекрасная композиция, отличный пример цветочно-фруктового шипра, в котором сочетаются тепло и холод, бархатистость и гладкость, мягкость и терпкость. Бесспорно, акценты у двух сравниваемых композиций расставлены несколько в ином порядке, но самоцитирование — тот порок, что часто приписывают чрезвычайно плодовитым парфюмерам, к числу которых относится Бертран Дюшофур.

Rosmenthe

Название аромата Rosmenthe говорит само за себя. Розовые лепестки и холодная, освежающая мята гармонично слились в нём. Но для адекватного анализа композиции гармонию необходимо разрушить, умозрительно разделив её на два условных блока: зелёный и цветочный.

Зеленая часть аромата, начинающаяся мятой и лавром, продолжается в прозрачном древесно-акватическом аккорде, основанном на базе из исо-е-супера, калона и деликатных древесных тонов можжевельника и кедра. Их звучание, конечно, не способно имитировать мяту из верхней фазы аромата, но способно поддерживать её, охлаждая всю композицию.

4.jpg

Цветочная же часть представлена розовым аккордом, также прохладным за счёт гедиона. Дюшофур изобразил тонкие, хрупкие лепестки цветов охваченными внезапными ночными заморозками, трепещущими в предчувствии прозрачного и сияющего ледяного плена. Однако с наступлением рассвета страшная угроза отступает и растворяется, словно неприятный сон, оставляя после себя лишь лёгкий озноб и холодное призрачное дыхание. Роза в Rosmentheкажется белой, с зелеными прожилками в основаниях лепестков, собранных в плотный бутон.

После разделения композиции на блоки становится понятно, что за скобками остались компоненты, играющие немаловажную роль и, собственно, отвечающие за её целостность. Мускусы и альдегиды выполняют в Rosmenthe функцию связующих элементов, создающих баланс и отвечающих за приглушенность, некоторую размытость аромата. Ни мята ни роза не кажутся чрезмерно интенсивными или звучащими по отдельности. Альдегиды в верхней фазе и мускусы в финальной обеспечивают ровное, естественное звучание, как если бы и вправду существовали розы, имеющие в своем аромате лёгкий морозно-мятный оттенок. Rosmenthe определенно стоит внимания любителей парфюмерных роз.

Irupe

Irupe — неофициальное название распространенной в водоёмах Южной Америки гигантской кувшинки Victoria Cruziana, чьи взрослые листья без труда способны выдержать вес пятилетнего ребенка. Очевидно, что композиция с одноимённым названием — не что иное, как фантазия Франчески дель Оро на тему запаха цветов растения.

За основу аромата Бертран Дюшофур принял цветочный аккорд из туберозы и гардении, охлажденных перечной мятой в верхней фазе композиции и опирающихся на акватическую базу — в финальной. Нюансы тропических фруктов, контрастирующие с гладкой водяной прохладой, наделяют Irupe объемом и светом, а природная мягкость и томность туберозы вальяжно обтекает, обволакивает древесные, зеленые и фруктовые тона. Тубероза здесь полупрозрачна, молочна, лишена сексуальности и так набившей в последнее время оскомину чувственности, встречающейся почти в каждом цветочном пресс-релизе.

5.jpg

Весь аромат полон воздуха, света, свободы и лёгкости. Альдегиды усиливают эффект свечения, поддерживая мятный тон, а мускусный аккорд облегчает структуру композиции. Дополнительную нежность Irupe придаёт ванильно-кокосовый тон, растекающийся внутри конструкции, словно жидкий крем в теле светлого бисквита.

Фруктовые и древесные оттенки Irupe напоминают Ice Yasmill, а альдегидные и мускусные — Rosmenthe, словно аромат выступает неразрывной связью между двумя полюсами, хотя не подражает и не копирует ни один из них.

Коллекция Black Series от Francesca dell’Oro оставила неоднозначное впечатление. Потенциал и творческую мощь парфюмера Бертрана Дюшофура Франческа дель Оро, на мой взгляд, раскрыть так и не смогла. Композиции хоть и обладают интересным характером и идеальным балансом, кажутся всё же вторичными. Это не прорыв и не новое слово в парфюмерном искусстве. Это качественно, красиво, но не задаёт трендов и не удивляет. С другой стороны, новые ароматы выглядят ярче, чем композиции основной коллекции, но по-прежнему комфортны. Уверен, что носить их в повседневной жизни — настоящее удовольствие. В любом случае, их стоит пробовать. Это всё-таки Бертран Дюшофур…

Новая коллекция от Francesca dell’Oro появятся в России в начале 2018 года. 

Нет комментариев

Удивительно, но никто не оставил ни одного комменатрия. Вы можете стать первым!

Написать комментарий